23:30
Слёзы Турана-27: Совет старейшин
СОВЕТ СТАРЕЙШИН

— Впереди горы. По бокам — горы. Идти дальше некуда!..
— Надо драться!
— Но тогда мы можем потерять сотни тысяч овец! — загудели те, кто сидел ближе к беку.
— Один Чепни хочет воевать, чтобы закрыть дыры в своей рваной кибитке.
— Тише, доблестные! — пытался приостановить родоначальников бек. Но шум все нарастал.
— Вах, смотрите на него! Он боится выглянуть из-под одеяла своей толстой жены!
— У султана Санджара втрое больше войск! Он уничтожит нас, как стадо баранов, — разливая напиток, приподнялся Онгон. — Надо быть глупцом, чтобы поднять меч против могучего Санджара.
— Твой совет — горсть навоза! — обиделся его сосед Чепни. — Ты всегда был трусом. Только острый меч спасет нас!
Совет разделился надвое: те, кому не хотелось терять большие отары овец, стояли за то, чтобы просить прощения и милости у султана. Другая, меньшая сторона, настаивала на дерзком, неожиданном наступлении.
— Что скажешь ты, наш мудрый Джавалдур? — кое-как успокоив споривших, обратился Чепни к закаленному воину.
Старик подобрал широкие полы бархатного халата и не сразу ответил, прихлебывая чай из пиалы и пристально глядя на бека.
— В битве с эмиром Зенги находчивый Кумач не ждал врага, а нападал первым. Кто-то говорит здесь о переговорax… Послать послов — тратить время. Наши посланники уже падали к ногам султана. Результат вы все знаете. Сейчас волк крадется к стаду не за куском мяса: он хочет рвать зубами и наслаждаться нашей кончиной.
— Аи, мы не бедный народ! Если пытались откупиться два раза, то почему не попробовать в третий? — вскричал Онгон, со всего размаха вонзив нож в ковер.
В ответ Чепни сверкнул глазами и дернул подстилку, на которой стоял Онгон.
— Чтобы ты и весь твой род подохли! — выругался Чепни. Еще минута и быть бы драке. — Не унижаться, а в бою добывать себе свободу! Вот наша задача. Да поможет нам небо, оградит от беды.
Нукер ударил по щиту. Резкий звон меди оглушил присутствующих.
— Хорошо, — согласился Джавалдур. — Пусть будет так, как решит совет старейшин. Но при всех случаях огузы должны готовиться к битве. Окружим боевой лагерь кибитками. Пусть каждый огуз готовится к бою.
— Обидим и озлобим Санджара, — гнусаво прохрюкал Онгон. — Надо выдать убийцу сына Кумача. Заплатят хороший выкуп… Добавим выкуп к тому, что мы приготовили в подарки, и отдадим все могучему султану.
— Твое счастье, что мы на военном совете, — пригрозил горячий Чепни кулаком. — Я бы познакомил тебя с этой длинной плетью.
Нукер, призывая к порядку, еще сильнее ударил по щиту.
— Утром, — не сдавался Онгон, — все женщины и дети пусть выйдут из стойбища и скажут воинам султана наше согласие на мир.
— Мы покроем себя презрением и позором. Потомки нас проклянут! — вскочил с ковра и схватился за оружие Чепни. — Лучше мой род разобьется о скалы, но не послушается трусливой собаки. Огузы! — крикнул он. — Ваши имена хотят облить позором! Почему вы молчите? — Чепни замахнулся плетью на улыбающегося Онгона.
Джавалдур тихонько отвел его руку в сторону.





Категория: Taryhy proza | Просмотров: 49 | Добавил: Haweran | Теги: Rahym Esenow, Anatoliý Şalaşow | Рейтинг: 0.0/0
Awtoryň başga makalalary

Taryhy proza bölümiň başga makalalary




Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]