09:33
Ссора глухонемых
ССОРА ГЛУХОНЕМЫХ

Однажды поругались два обитателя дома для глухонемых.

Когда пришёл директор, чтобы разобраться, что произошло, он увидел, что один из них стоит спиной к другому и трясётся от смеха.

— Почему ты смеёшься? Почему твой товарищ выглядит таким сердитым? — спросил он с помощью пальцев.

Немой ответил тем же способом:

— Потому что он хочет поругаться со мной, а я отказываюсь смотреть!

© Энтони де Мелло

Çeşmesi: https://pritchi.ru/id_7457
Категория: Degişmeler | Просмотров: 70 | Добавил: Bagabat | Теги: Entoni de Mello | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
0
2 eatayew33   [Mowzuga geç]
@Haweran, ýokardaky teswiriň ýerini "tapmadyk" ýaly bolup görünse-de, ömrümden bir wakany ýatlatdy.

Moskwanyň Kazan wokzalyndan ugran otluda, ol Türkmenistana tarap gaýdan bolsa-da, düşen kupämde bir özüm türkmendim. Özümem gögele oglan, orsçamam öwrenje.
Üç ýarym günlük ýoly gürleşmän geçirjek gümanyň ýok. Biz ýerli-ýetimize geçenimizden, gürleşip başladyk. Ömrümiň şol üç ýarym güni ýaly çalt hem gyzykly geçen döwri ýok bolsa gerek. Küpämizde meň üçin juda ýaşuly, ýöne,indi pikir edip otursam, kyrk ýaşlaryndaky bir ors adamsy bardy. Şol döwürlerde şonuň salgysyny almandygyma heniz-henizlerem gynanýan. Dogrusy, onuň belli bir salgysam ýokdy. Özi aýtmyşlaýyn, onuň adresi: Garagum çölüdi.
Men ondan gaty köp zatlary öwrendim hemem henize çenli özümiziň çölümize şondan beter aşyk adama duşamok. Bismylla, Aşgabadyň territoriýasyndan çykdyňmy, üç tarapa ýönelseňem, bilmeýän çopan goşy, bilmeýän guýusy ýok.
Men, gögele oglan bolsamam, soranymy bilýän:
" Näme üçin Garagum? Gyzylgum ýa Sahara däl? "
Onuň gözlerini göräýseň!!!
" Sen näme soraýanyňy bir bilýäňmi?!"
Dogrusy, çöle wagtlaýyn aşyk bolup görsemem, ony şol adam ýaly söýüp bilnedim. Belki, özümiň dagly obadan bolanym üçindir? Ýogsa, olam-a Leningradlydy...

0
3 myhman   [Mowzuga geç]
hekaýa ýazaýmaly waka eken.

-1
1 Haweran   [Mowzuga geç]
Это — моя Родина / Христианская притча

Водном купе ехали три женщины из России и один туркмен. За окном, насколько хватало взгляда, простирались песчаные барханы. Поражённые пустынностью и дикостью этих мест, женщины то и дело восклицали:
— Какие страшные места!
— Как здесь могут жить люди?
— Неужели им здесь нравится?
И вот поезд подъехал к крохотной станции, за которой виднелись лишь несколько чахлых деревьев, верблюд, а вдали — глиняная мазаная кибитка. Туркмен начал собирать вещи.
— Вы здесь выходите? — удивились женщины.
— Да, выхожу, — ответил туркмен и с чувством добавил: — Это — моя Родина!

«…Живём ли — для Господа живём; умираем ли — для Господа умираем…» (Рим. 14:7-8).

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]