14:22
Роза для Соломона / рассказ
РОЗА ДЛЯ СОЛОМОНА

После разрушения храма, что он с усердием строил и возлагал большие надежды, назвав «домом своей любви», Соломон стал совершенно неузнаваемым. Он ходил мрачный как призрак, словно не из мира сего и стал больше походить на бродячего раввина, нежели на великого царя земного. Ничего не радовало его сердце и не придавало блеск его глазам. Казалось, его сверкающие глаза навсегда утратили былой блеск. С каждым днём с угасающим блеском глаз он начал худеть. И похудел до такой степени, что кипа, прежде украшавшая его кудрявые волосы, стала выглядеть смешно из-за сильно истощенного вида лица. Щёки Соломона исчезли, а глаза стали пугающе большими. Когда он ходил по замку, по его настоянию, ни один лучик солнца не должен был проникать в замок, в связи с тем, что Соломон после разрушения храма не мог выносить какой-либо луч солнца, ибо храм разрушился днём, когда солнце светило также ярко. Его длинный чёрный халат шуршал сам по себе, и невозможно было предугадать, содействуют ли тому его ноги.
Был обыкновенный – такой же «чёрный день» как и все дни после падения храма. «Чёрным» их назвали слуги царя. Не говоря о смехе, нельзя было говорить громко при царе. Он запретил громко говорить даже в отсутствии своем. Слуги вели себя так, как будто они в трауре. Слишком мучительной казалась им такая гробовая тишина замка. Они как можно скорее хотели покинуть аудиенцию некогда весёлого Соломона. Не давало переносить его странную, и страшную молчаливость и то, что он разговаривает только самим собой. В такой, извнутри кипящей, а снаружи тихой тишине, действительно, Соломон казался помешанным, который других тянет за собой, приказывая не беспокоить и не говорить громко, не задавать лишних вопросов, и поскорее удалится из его глаз вон.
- Я хочу увидеть свет, - заявил он однажды неожиданно. Слуга от неожиданности даже дар речи потерял, затем, взяв себя в руки, поклонился и покраснел. Но подняв голову, он увидел, что царь не смотрит на него, его взор был устремлён куда-то вниз.
- Ваше величество, - шепотом начал было слуга, пытаясь смягчить свой тон, он заговорил тихим, необычным ему голосом – Я … то есть, мы, давно хотели показать вам строительство базара, и…
Увидев, что Соломон поднял голову и внимательно на него смотрит, слуга оторепел
- И… - перебил его Соломон. Слуга, конечно, знал, что Соломон очень изменился после случая с его любимым храмом. Но даже в мыслях не было, что его испугают большие глаза красного цвета. Так Соломон был больше похожим на измученного горем пленника.
- И хаммама, ваше величество, - ответил тот мигом.
Соломон опять опустил голову вниз. И, как бы ничего не замечая, задумался. В это время слуга сделал два шага назад, желая напомнить о своем присутствии и спросить, нет ли надобности в его дальнейшем нахождении. Так прошла минута, потом ещё две… Слуга уже весь вспотел в ожидании ответа, спина его от долгих наклонов болела, а головные сосуды наполнились кровяным шумом. Он заскрипел зубами и хотел было вздохнуть. В этот момент Соломон поднялся и с резкостью прошел мимо слуги.
- Зови секретариат, пусть они сопроваждают меня, - приказал он, шурша тёмным халатом, не успевшему ещё раз поклониться слуге.
- Сию же минуту, ваше сиятельство – бросил тот вслед тёмного цвета халату, так скоро покиневшему столь длинный зал, как летучая мышь
« Может он и вправду не ходит по земле?» - думал он про себя.
Но напрасно так думал слуга. Соломон ходил по земле также быстро, как летающие птицы на небе. Особенно когда спешил.
И секретариат, удивлённый столь внезапным приглашением царя посетить хаммам, только косо подглядывал друг на друга, пытаясь, кое-что выяснить. Соломон же, ничего им не объясняя, обходил всё вокруг. Он уставился на базар, который ещё не достроили и который продолжал пахнуть пылью и кирпичами. Он осмотрел всю местность хаммама, по его лицу невозможно было определить, доволен он или нет. Лишь собравшаяся близ хаммама толпа женщин остановила Соломона.
- Зачем это они? – спросил царь. Один толстый маленький мужичок тут же, невзирая на остальных, поравнялся с ним:
- Они давно хотят вас увидеть, мой царь, - спокойно ответил толстый и почему-то странно улыбнулся. – Вчера ночью у вас родился сын. Соломон вопращающе повёл взгляд в сторону. Из толпы к нему устремилась женщина лет тридцати. В руках у неё был ребёнок, завёрнутый в жёсткий сарафан. Соломон никак не мог припомнить эту женщину, сколько бы ни смотрел. Не до женщин было ему в тот момент. От жары и пыли, что несётся вокруг, от постройки базара, лицо Соломона сморщилось, и он нахмурил брови, когда взял ребёнка в руки.
- Чёрненький, чёрненький, - шептал за спиной царя секретариат.
Действительно, ребёнок был чёрного цвета и, ощутив чужой вздох, он шевельнулся, хотел было открыть маленькие глазки.
- Он Соломонов сын? – спросил толстый грозным взглядом женщину. На что та ответила, опустев прекрасные глаза в подол длинного платья.
- Все они мои дети – торжественно воскликнул Соломон – Наградите её за этого прекрасного сына и устройте женщинам пир, - добавил он. Все радостно улыбнулись. Только Соломон, в душе сломанный и брошенный, не знал, как улыбнуться. В этот самый момент среди толпы женщин он увидел край кудрявых жёлто – русых волос. Почти все женщины, кроме обладательницей столь сияющих волос, прикрыли волосы платками. Лицо женщины невозможно было разглядеть, ибо столпившиеся женщины стояли очень тесным образом. Да и Соломон долго не колебался, чтобы увидеть её. «Мерещится» - подумал он. Вся эта суета очень утомляла царя. Он долго размышлял над тем, как он проявил желание увидеть белый свет, который стал для него чужим после крушения храма и над тем, что он сейчас делает, правда ли, что в данный момент стоит среди народа и выслушивает их. Эти улыбающиеся лица действительно радуются, что среди них сам царь. Взгляд его был самым бессмысленным, и он самым бессмысленным образом бросал их куда попало. И опять в глаза бросились тёмно – русые волосы и на этот раз её стало наполовину видно. Это была молодая женщина лет 30-35. Засим чей-то платок полностью прикрыл женщину, и Соломон понял, что ему не мерещится, а та женщина реально существует. С ложным безразличием он хотел обратиться к ней, боясь, нарушит вой страдальческий покой, коим он привык, усилить свои страдания из-за любви. Ведь одна любовь уже обошлась ему очень дорого. Она рухнула прямо у него на глазах.
При воспоминании о храме сердце Соломона больно сжималось. Он с трудностью глотнул воздух и понял, что за это время женщины его отблагодарили, самые приятные похвалы прозвучали в его адрес. Маленькие, чёрные, полненькие, высокие – все они были разного вида. Соломон некоторых из них даже не то чтобы узнать, но и не видел никогда. Эти незнакомые и знакомые женщины вместе с секретариатом проводили его в новую, ещё полностью не достроенную баню. Солнце уже стояло над головой и ужасная жара проглотила всех вокруг. Баня была размером с небольшой дом, четырехугольная, снаружи потолки казались низкими, но Соломон убедился, войдя во внутрь, что они не заденут голову даже человека высокого роста. Это снаружи она казалась низкой. Несмотря на сильную жару, удивительно прохладный воздух погладил вспотевшую шею царя. Каменные стены как надёжные щиты против жары стояли так тускло и замкнуто, что Соломону опять стало не по себе.
- Наполнить водой! – приказал кто-то торопливо и головой указал на большое корыто из стали. Сразу две женщины, а потом ещё одна стали демонстративно суетиться вокруг корыта. Может Соломону не хватило бы терпения смотреть до конца, когда корыто заполнится водой полностью. Может он, не смотря ни на что, и игнорируя всех вокруг, опять ушёл бы с места, а секретариату пришлось бы последовать за ним в полном негодовании. Ведь такое в последнее время часто происходило с Соломоном. Но он остановился около той женщины, чьи темно – русые волосы говорили о своем происхождении. Она в тот же миг заметила пристальный взгляд царя и немного смутилась
- Дай ей ведро, - спокойно сказал Соломон. – Пусть она наполняет.
Женщина не одобряюще посмотрела по сторонам и все заметили её недовольный взгляд. Соперницы женщины, которые ждут внимания Соломона годами, ещё сильнее позавидовали ей. Чтобы хорошенько посмотреть, они толпой устремились к ней. Таким образом, они окружили бедняжку, чьи глаза всё ещё непонимающе и умоляюще продолжала смотреть на всех вокруг. Эта была женщина среднего роста, её пышная фигура и крепкие плечи напоминали здоровую кобылицу. Кругленькое лицо и большие чёрные глаза говорили за себя, она была не из здешних и тот факт, что она не понимающе, но смиренно обходит глазами все вокруг твердил её вынудительный статус.
- Пленница – спешил сообщить толстый. Кое-кто из женщин, желая показать себя, отдала ей ведро и старательно пыталась её увезти. Девушка сначала противилась, отводя руками женщину, но потом, уловив пристальный взгляд царя послушно последовала за ней. В тот момент все заметили, что она хромает на одну ногу. Толстый, за короткое время, успел сообщить о том, что её имя в переводе на наш язык означает розу и, о том, что её привезли откуда-то – с Пиренейских островов, что она является пленницой
- Арабы, – толстый потом улубнулся во весь рот.
- Вероятно, её били – с грустью добавил Соломон, и глаза его наполнились сочувствием.
Чем больше она отделялась от Соломона с ведром в руках и хромая на одну ногу, тем сильнее Соломон почувствовал свое горе и одиночество. Он спутает эти ощущения с жалостью, и лишь потом поймёт, что это была ошибкой. На самом же деле ему хотелось с ней поговорить. Это желание так внезапно появился, что Соломон даже не успел его понять. Какая-то лёгкость скрывалось в присутствии той женщины, и так Соломону было её жаль. Ведь она тоже брошенная на произвол судьбы, одинокая, беспомощная бродит по свету, не ведая, о завтрашнем дне. Идея: «Может быть даже, что её разлучили с любимым, как меня с моим храмом» в виде тесно связанных слов, затормозило его желание дальше находиться там, и он тихо простился с остальными женщинами. Конечно, женщины заметили задумчивый взгляд Соломона, они были в курсе о его «тёмных» дней в «чёрном замке», о его душевных терзаний, что исходится с воплями по ночам. Его неземная походка тоже не оставалось без внимания. Женщины по шагам царя прочли его полное безразличие к ним и с грустью вздохнули, наполняв все вокруг, ароматом разочарования. Они ошиблись в одном. Если царь был безразличным по отношению к ним, то абсолютно настроенным по отношению к той женщине, что хромает на одну ногу. Мысль о том, что она ещё и без одного впереднего зуба, заставила его улыбнуться, и он полностью решил с ней познакомиться в эту же ночь. Чем больше он удалялся от неё, тем сильнее его сердце стучало и подкрепляло то желание.
- Приведи её ко мне, - сказали вновь сверкающие глаза Соломона слуге.
-Обязательно, мой царь, - ответили ему.
Войдя в свой тёмный замок, Соломон впервые почувствовал холод, и ему хотелось оказаться в нежных руках женщины. С холодом у него проснулось чувство усталости, и он понял, что больше всего на свете ему мирно хочется насладиться, и спать спокойным сном. Он чувствовал, что как будто просыпается от долгого колдовства и злые чары безжалостной фари начали таить как лёд.
В это самое время, когда Соломон ждал свою гостью, слуги царя искали её тщетно. Перерыли землю вверх дном. В надежде найти её слуги даже большие камни подняли с места, что стояли возле строичной площадки. Напрасно. Её нигде не было и никто не смог толком рассказать о ней. От отчаяния слуги встряхнули деревья, но упали жёлтые листья. Её пытались искать даже в небе, но увидели птиц, кружащихся над их головами и стремительно уходящих куда-то в даль. Она словно испарилась в воздухе, оставив, в это самое время, с терпением и с какой-то скрытой радостью ожидающего её, Соломону, чувство лёгкости и облегчения.

Бягуль АТАЕВА,
TURKMENISTAN, Mary e-mail: bagul..92@mail.ru
bagulatayewa632@gmail.com
Учительница средней школы №31, Мургапского этрапа
мобильный: +993-65-85-79-72.
Категория: Hekaýalar | Просмотров: 94 | Добавил: Hаwеrаn | Теги: Bägül Ataýewa | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 25
0
22 Hаwеrаn   [Mowzuga geç]
Tankyda dogry düşunyän okyjy oz pikiriniñ beylekiler tarapyndan absolyut pikir diyp kabul edilmegine garaşmaly dalmikä diyyärin we oz tankydy pikiriñe garşy hem bildiriljek tankydy pikirleri sowukganly kabul etmegi başarmaly. Bägüli öwmek, götergilemek pikiri-hä kellämiñ ýele yanyndanam gecmändi, gaytam siz meniñ we başgalaryñ pikiriniñ icinde oturan yaly garşylyk berip bilyarsiñiz. Täsindigini. ))

0
21 Hаwеrаn   [Mowzuga geç]
Tankydy pikirleriñ gerekdigini, onda-da "balyga suwuñ gerek bolşy" ýaly gerekdigine gowy düşünýärin.
Dogrusy siziñ başky teswirleriñizi okamandyryn @eatayew33. Sebabi meñ özüm-ä teswire teswir yazmagyñ ya teswire seredip pikirini aytmagyñ däl-de, her kimiñ okan zadyna biri-birine baglanyşyksyz pikirini galdyrmagynyñ, tankydy bellik etmeginiñ tarapdary. Özüm-ä okan eserimiñ aşagyna oñyn ya tankydy pikirimi galdyranymdan soñ kim name diyse-de jogap bermezligi dogry hasaplardym. Bägül doganymyza-da şony maslahat beryärin. Köpcülige hödürlenensoñ goy her kim göwün solpusyndan cyksyn, ozuñe yarasa-da yaramasa-da, aydylanlaryñ icinde gereklisi, peydalysy bolup biler.

0
19 Hаwеrаn   [Mowzuga geç]
Men öz agramymy bilýändigim ü.n öwgä mätäclik duýamok, emma Bägül bolsun, başga awtor bolsun, tapawudy ýok, gow-a gowy diýmegi hem öwgi hasaplamok.

0
18 eatayew33   [Mowzuga geç]
@Haweran, seniňem gyzykly teswirler gerek diýen sözüňe ynanaýypdyryn. Gowy saýt, seniňem häzirki döwürde şeýle edýän işleriň hormata-da, öwgä-de juda-juda mynasyp. Dowamly bolsun!

0
17 Bagabat   [Mowzuga geç]
Bägül uýamyza bolsa, şu "ýazuw-pozuw" diýilýän, bir ýokuşsa saplanmasy juda kyn kesel bilen eýýäm otuz ýyldan gowrak wagt bäri "keselläp (Estagfurulla! "Kesel" diýilse, zakguntäç ýadyňa düşüberýär)" ýören adam hökmünde, şu hekaýa barada birje pikirimi aýdasym gelýär.
Hekaýanyň wakasy we esasy gahrymany "печаль" bolup duran ýaly duýgy döredi. Şonuň üçinem, meniň pikirimç-ä onuň täsirliligini has güýçlendirmek üçin, bada-bat, dessine, hiç hili girişsiz ybadathana bilen gussadan başlamalymyka diýýärin. Mysal üçin:
...В багровой мгле печали и немого страдания, в белых одеждах развевающихся слабом дуновении сухого ветра, стоял Соломон - Великий цар Иудеи и самый несчастный человек в обетованных землях Ханаана.
Стоял и смотрел на руины своего храма - своей души - своей любви...
Будь ты хот самый последний нищий из нищих, хот ангел или пророк, но не дай Бог увидеть тебе разрушение дела всей твоей жизни и сокрушение всех своих чаяний...
Şeýlelikde, beýan edişiň şunuň ýaly has duýguly, şygra ýakyn usuly ulanylsa, onda aýdyljak, beriljek bolýan duýgularyň we pikirleriň täsirliligi güýçlenermikä diýýärin.

1
16 eatayew33   [Mowzuga geç]
Serdar aga, Bägül, gürrüň meň ýazan zatlaryma degişli bolsa, onda meňem hekaýany birnäçe gezek okap görşüm ýaly, gaharyňyza bäs gelip, meňem teswirlerimi täzeden köşeşibem okap görüň. Özüňiziňem mugallymçylykdanam habaryňyz bar bolmaly. Teswirlemde näme kemsitme gördüňiz? Mekdepde-de "Ýalňyşlar üstünde iş" diýilýän iş nähili geçirilýär? Ýüz görüp, gapyrga syrylypmy ýa-da "men-ä şeýtjek!" diýipmi? Bir gezek Belinskiden soraýarlar: "Sen bar kişini tankytlan bolyp ýörsüň welin, özüň ýazyp bilýäňmi?" diýip. Blinskiý: " Men naharam bişirip bilemok, ýöne onuň tagamyny saýgaryp bilýän" diýip jogap berýär. Özüm ýazyp bilmän, takal okaýan bolsam, okaman ýa sesimi çykarman geçip gitmeli bolsam, janyňyz sag bolsun. Sizem dowam ediberiň...
Indi pikir edýän welin, Ibraýym gardaşymyzyň ýazan zatlaryna-da hiç zat diýmeli däl ekenim. Onuň her bir ýazan zadyna "gowy, ajaýyp" we şuňa meňzeş öwgüler bilen teswirler ýazylaly bäri onuňam eserlerinden goşgyň formasynyň hasam ýitip barýandygy üçin " Ýagşy ata bir gamçy" etjek boldum. Menem üşügi, ukyby bardyr öýdýän adamlaryma itergi bolsun diýäýmesem, her galam tutanyň ýazýan zadyna wagtymy sarp edip duramokdym. Ýok, döredijiligiň lokomotiwi öwgi diýip düşünýän bolsaňyz, geçiň günämi.

0
20 Bagabat   [Mowzuga geç]
@eatayew33, (bagyşla, diňe nikiňi bilýän), üns beren bolsaň, "awtory diňe öwmek" hakynda teswirlerde hiç zat aýdylan däldir. Diňe aýdylan zat, tankydy birek-biregiň göwnüne degmänräk, her niçigem bolsa ýumşagrak aýtmak baradadyr. Özem, hemme aýdylanlary şahsy ýeke özüňe çekmegiň geň galdyrýar. Mugallymyň işi bilen tankytçynyň işini bolsa deňemek nädogrumyka diýýärin. Sebäbi mugallym ilki bilen-ä terbiýeleýär, soňam öwredýär. Onsoňam, hemişe diýen ýaly gögeleler bilen iş salyşýar (Özümem talyp okadyp görendigim sebäpli tejribäme esaslanyp aýdýan. Özem "gögele" diýenimde ýaş aýratynlygyny däl-de, akyl, durmuş tejribe ölçeglerini göz öňünde tutýaryn). Şol sebäpli-de, adatça, gögeleleri "terbiýe jylawynda" saklamak üçin, olar bilen özüňi gödeklige ýakyn agrasrak alyp barmaly bolýar. Beýle diýdigim: "mugallym agzyndan ak köpük saçyp jabjynmaga endik edinýär" diýdigim däl. Diňe mugallym "mentorlyk äheňinde" geplemäge öwrenişýär.
Meniň pikirimçe, eser tankyt edilende, hut şol "mentorlyk äheňi" zyýan edýär. Sebäbi awtorlar, aglaba köp ýagdaýlarda "gögele" bolmaýar we özlerine "öwrediji äheňde öwredilmeginem" däl, "danalyk bilen nesihat edilmeginem" däl-de, teklip edilmegini isleýär.
Öňki teswirlerim bilen göwnüňize degen bolsam, keçiresiz! Niýetim, kimdir birine: "sen şuny okamaga mynasyp däl" diýmek däldi-de, okyjylar bilen beýleki "jylaryň" arasynda sypaýyçylygy dikeltmek barada mümkin boldugyndan ýumşak äheňde öz pikirlerimi aýtmakdy.

0
15 Hаwеrаn   [Mowzuga geç]
Bägüliñ diñe rus dilinde hekaya yazmaga synanyşmagynyñ özem birinji belläp gecmeli üstünlikleriniñ biri hasaplaýaryn.

0
14 Hаwеrаn   [Mowzuga geç]
Makul gep, Serdar aga, gaty dogry aýdyarsyñyz.

0
13 Bagabat   [Mowzuga geç]
"Dile geldi bile geldi", uzynragam bolsa, ýene-de bir zady aýdaýyn. Bu awtoryň, ýagny Bägül Ataýewanyň hekaýalaryny metbugatda-da, saýtda-da hezil edip okaýan. Mazaly elini düzen we öz ýazýan zatlary hakda anyk pikirleri jemläp, "hekaýanyň ummanynda" "ýüzmeli ugruny bilýän" awtor.
Bu hekaýasy barada aýdylanda bolsa, elbetde özge dilde çeper eser ýazmak ene diliňde ýazanyňdan kän kyn. Onuň üçin juda köp zähmet çekmeli, eliň, aňyň, hyýalyň, duýgularyň şol ýazýan diliňde "hereket etmäge" endik etmeli.
Onsoň, eger-de biziň her birimiz "awtordan nädip ýazmalydygyny has gowy bilýän" bolsak, onda onuň bilen "eşegiň kölegesi hakynda jedel" edip, ýerli-ýerden onuň pikirini garjaşdyrjak bolmalyň-da, adamlara mahsuslykda sypaýyçylyk bilen bilýänjämizi teklip edeliň. Şonda-da teklibi alyp-almazlygyň awtoryň şahsy işidigini ýatdan çykarmalyň. Sebäbi eseriň awtory "ondan has gowy bilýän" biz däl-de, awtoryň özi ahyry. Eger-de awtor her bir özüne kesek oklany diňlejek bolsa, onda onuňam ýazan zady Ependiniň ýasan tigirçekli peji ýaly bir zat bolar. Onuň "pejini" görmäge gelen bir goňşusy: "Pejiň agzy hökmany ýagdaýda günbatara bakmalydyr" diýlende, peji tigirläp agzyny günbatara bakdyrar ýaly. Beýleki goňşusy gelip, pejiň agzynyň gündogara bakmalydygyny aýtsa, onsoň ýene-de peji tigirlemek zerurlygy ýüze çykýar.
Umuman, hormatly saýtdaş-söhbetdeş-okyjydaşlar!
Hemmäňiziň saýtda goýulýan zatlary çynyňyz bilen okaýanyňyza-da, okan zatlaryňyza uly gyzyklanma bildirip, ýetişibildigiňizden olary "ýepbeklemäge" howlugýanyňyza-da gaty çyn ýürekden minnetdar welin, onda-da, geliň, birazajyk biri-birimize sabyrly hem sypaýyçylykly garamaga çalşalyň-la!
Çünki, meniň-ä çakym-çak bolsa, biziň hemmämizem asmandan inen çensiz-çaksyz genial edebiýatşynaslar dä bolýandan bolmaly! Eger-de tersine bolan bolsa, onda bu saýtdakylaryň hemmesi birmahal Nobel baýragynyň laureatlary bolardylar. Edebiýat we himiýa ugry boýunça...
Artykmaç akyl satýandyr diýip hasaplan agzalardan bolsa bu aýdylanlary düýbünden öz hasaplaryna kabul etmezligi haýyş edýärin!

0
12 Bagabat   [Mowzuga geç]
Pozitiw tankyt barada bolsa, belki @Haweran: "Teswirimi soraman alypsyň" diýip gaty görmegem ahmal. Ýöne, juda jaýdar aýdylan pikir bolandygy üçin, şonuň sözlerini mysal getireýin:
Häzir umuman şeýle: işde-de, durmuşda-da, bar zatda. Kimdir birini häsiýetlendirmeli bolsa, bir işdeşi elini galdyryp, onuñ gowy taraplaryny sanap bilmeýär, emma kimdir biri bilip ýa bilmän büdreýärem welin, ol "öñem haramzadady" bolaýýa...
Kemcilik sanamak gowy zat, emma kemcilik sananda onuñ artykmaclygyny hem sanamagy başarmaly. Juma Hudaýgulyñ bir makalasynda şeyleräk manyda bir zat okanym yadyma düşyä: "bir mugallym bar - okuwcylara pagta ýygmagy öwredende yzynda übtük goýup gidýänlere düşüner yaly edip, nädeñde übtük goyman ýygylýandygyny sözüni mähribanlyga, mylakata ýugrup aydya welin, indikide kem-köstüni goýman ýygýañ, ýene biri bar: yzyñda pagta goyyañ welin, utandyrmaly bolsa hezil edýär diyyär."

Çeşmesi: http://kitapcy.com/news/2021-04-21-14979.

0
11 Bagabat   [Mowzuga geç]
Elbetde, her kimiň edebi eser barada şahsy pikiri bolýar. Adam ýaly hötjet jandaram, megerem Ýeriň ýüzünde ýok bolsa gerek, hasam ol anonimligiň berýän artykmaçlyklaryna duwlanan bolsa ("Anonimligiň artykmaçlygy" diýenimde, men hiç kimi gorkaklykda aýyplamaýaryn. Göz öňünde tutýan zadym, anonim adam özüni jylawda saklamasa, adatça kellesine gelenini taraşlaman eňtermäge endik edýär. Sebäbi ertesi gün birdenkä özüniň tankytlan adamsy gabat gelse, aýdan sözleri üçin onuň ýanynda özüni oňaýsyz duýmak mümkinçiligi ýok). Onsoň kim näme diýende-de hiç kim pikirini üýtgetmeýär.
Hekaýa rus diliniň ýazuw düzgünlerine hem-de özüne laýyk çeperçilik bilen ýazylypdyr. Hasam, bu hekaýanyň ýazylan diliniň onuň awtorynyň ene dili däldigini göz öňünde tutup, şeýle hekaýalary başga dilde ýazmak bilen türkmen edebiýatyna, türkmen awtorlaryna azda-kände ünsi çekmek üçin hekaýany ýazmaga siňdirilen zähmete diňe hormat goýmak gerekmikä diýýärin.
Onsoňam, ýene-de bir ýagdaý, eger-de awtordan tankytçylar has gowy bilýän bolsalar, has gowy oňarýan bolsalar, onda, bagyşlaň welin, özüniň rus dilinde hekaýa ýazmaga eden ilkinji synanyşygydygy hakynda aýdan awtory sözünde tutup, ýepbeklejek bolup ýatmak näme gerek?
Okaman, geç-de gidiber.
Ýa-da özüň ondan has gowy, has takyk edip ýazyp görkez.
"Ine, men-ä şeýdäýýändirin. Eger-de öwrenesiň gelse, şuny oka!" diýýän ýaly etde.
Galan zat bolsa, diňe awtoryň gaharyny gyjyklap, şonuň üsti bilenem öz men-menligiňi dik göge galdyrmak ýaly Şeýtandan gelen bir zat bolup görünýär.

0
7 eatayew33   [Mowzuga geç]
Hram 410 ýyldan soň ýykylýar. Menem aýtjak bolan zadymy doly düşündirip bilmedim öýdýän. Ony (hramy) hekaýada näme üçin Solomonyň (Süleýman pygamberiň) özi bar wagty ýykylýar edip görkezeniňe düşünmedim. Bir çuňňur many gözledim. Onam düşündirjek bolaýyn.
Hekaýaňda arap gyzy Roza bar. Solomonyň soňky ýagdaýam şony görmegi bilen baglanyşykly. Köp zatlary öňünden görmek diýen ýaly ukyby bolan Solomon öz gurduran "Hudaý öýüniň" ýykylyp,soň Muhammet pygamberiň metjit gurdurmasyny gören, duýan ýaly bolup, gussasyndan açylýandygyny gözledim, emma bu çaklamama hekaýadan "arap" diýen sözden başga hiç hili ýakynlyk tapyp bilmedim. Rozany Muhammet pygambere "ýakynladyo" bilmedim. Bularyň hemmesiniň meň däli fantaziýam bolmagam mümkin...
Mekdep okuwçylary bilenem göwnüňe degmek hyýalym ýokdy. Ol ýerde-de hekaýaň manysy, mazmuny däl-de, dili barada aýtmak isläpdim. Indikime bek boljak bolaryn...

0
Sen nam eetseñ ol öz işiñ. Ybadathana entek Suleyman dirikä birtopar razrushenie görýär. Ony nace asyrlap guryarlar. Hudayyn öyi diyilyandir men ona Suleymanyñ soygusiniiñ oyi diydim.

0
4 eatayew33   [Mowzuga geç]
Rus dilindäki synanyşygyň begendirdi, ýöne mekdep okuwçynyň "birden ýalňyşaýmaýyn" diýip, gorkubrak ýazan beýannamasyna meňzäpdir. Batyrgaýrak synanyş. Ukybyň bar eken

-1
Bolyar. Yöne mekdep okuwçylarñyz şeyle yazyan bolsa, nadip ulularyñyz govnune yetip borka?

0
Kyn görmeseñ elbetde bir hayyşym bar. Şu batyrgayrak synanyş diyen jümläñi düşündirip beraydä. Kelle döwüp otyryn şunuñ üstünde

0
24 eatayew33   [Mowzuga geç]
Rus dili öz diliň bolmany üçin (mümkin, öz diliňçe bilýän bolmagyňam mümkin), sözlem düzüşiňde türkmençedäki ýaly arkaýynlyk uýulanok, bu barada "arkaýyn" agza-da aýdyp geçipdir. Öň bilýän, belet bolan jümleleriňi ulanýan ýaly. Dogrymy aýtsam-a, hekaýany gowy gördüm, ýöne bir görsem, okan adamlaryň sany az eken. Onsoň, belki, teswirimi okap, ony okanlar köpeler diýip, jedelli bir meseläni orta oklap göreýin diýdim. Seň reaksiýaňy barlap görmek pikirimem ýok däldi: soňam eserleriňe bir zatlar ýazyp bilerinmi-bilmerinmi diýen pikir bilen
Batyrgaýrak diýýänimem, ýalňyşaryn öýdüp gorkman, pikir giňişligiňi rus dilinde bilýän zatlaryň çäginde daraltman, belki ilki sözlemiňi türkmençe kelläňde aýlap, ony giňişleýinräk terjime etjek bolsaň, bilmedik ýerleriňde sözlüge ýüzlenseňem aýyp dälmikä diýýän.
Ýene atmrtykmajyrak bir zatlar diýmäkäm, bes edeýin

0
Hawa, kämilleşmelidigi dogry. Rus dili baý dil. Başarşymdan köp okayan özä. Haweranam goyyar rusça hekayalary, yone olar az okalyar.

0
3 eatayew33   [Mowzuga geç]
Süleýman pygamberiň gurduran ybadathanasy häzirem barmyka diýýän. Ýa ýalňyşýanmykam? Nýutonuň ony öwüp, arşa çykaryşyny ýatlasaň-a... Onsoňom, ol ybadathanaň özi Arşa, ýagny Hudaýyň öýüne deňelip gelinen bolmaly. Dawut pygamberiň gurmaly, ýöne gurman, ogluna wesýet edip giden işi. Diýseň gyzykly taryhy bar. Awtoryň ony "ýykmasynyň" manysyna düşünip bilmedim. Çuňňur bir pikir aýdyljak bolunýana meňzeýär, ýöne logika sygdyrylyp bilinmedik ýaly

-1
Ýykylandygy hak . Suratyny görensiñiz

0
2 Arkaýyn   [Mowzuga geç]
Bägül, bu hekaýaň üçin Süleýman pygamberiň ybadathanasyny "ýykmak" nämä gerek boldy?
Ol "Hudaýyň öýi" diýlip yglan edilen ybadathanaň taryhyny doly bilýäňmi? "Belki, bu — allegoriýadyr?" diýip, pikirimiň çözgüdini Solomonyň "içki dünýäsindenem" gözledim, ýöne eserde oňa hiç hili намёк tapmamsoň, näme pikir ethegimi bilmedim.
Eseriň dili barada aýtsam, lenji çykan, klişe görnüşe geçip giden meňzetmemidir jümleler diýmeseň, ukybyňa hormat goýman bilmedim. Dowam etseň gowy bolardy. Özüňçe dowam etseň. Üstünlikler.

0
Men ýykamok da gurýan @arkayyn. Ýüreklerde gurýan. Ony hem görübilmän ýykjak bolýanlara da govy dileg edýän

0
Ynha men şular ýaly dowam ederin

0
Şu hekaya üçin minnetdar Haweran . Rus dilindaki ilkinji synanşyklarymyñ biri

Имя *:
Email *:
Ähli smaýliklar
Код *: