01:07
Любитель литературы
ЛЮБИТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ

У нас на втором этаже поселился новый жилец. Вещи его перевозили целую неделю. Вы же знаете, нынешние дома не то, что старые. Жильцы в новых домах представления не имеют, кто живет у них под боком. К примеру, по соседству с нами занимала квартиру блондинка, которая два года содержала публичный дом. Это стало известно из газет после того, как ее накрыла полиция.
Я никого не знал из новых жильцов. Однажды утром в подъезде со мной очень вежливо поздоровался мужчина, Я ответил на его приветствие и собирался было пройти, как он заговорил.
— Ваш покорный слуга, Мюмин Экрем Озанер, — представился он. — Я живу как раз над вами. Прошу пожаловать ко мне как-нибудь вечерком. Честь имею, очень рад с вами познакомиться.
Так на ходу мы познакомились с Мюмин-беем. А вечером приходит от него служанка:
— Бей-эфенди просит вас пожаловать к нему.
— Прошу извинения, но сегодня я занят, у меня гости!
С тех пор изо дня в день Мюмин-бей приглашал меня в гости. Конечно, можно было бы пойти, но его ведь тоже придется тогда пригласить к себе. А у нас, кроме четырех кривых табуреток, ничего нет. Не хотелось позориться перед посторонним!.. Каждый вечер от него приходила служанка и передавала настойчивые приглашения хозяина. Мне стало казаться, что если я не приду, то он насильно затащит меня к себе...
В один из вечеров, после ужина, я поднялся к нему. Не стану рассказывать о современных бытовых приборах, выставленных, как на парад. Холодильник, пылесос, радиола, стиральная машина, скороварка занимали почетные места в его доме.
Мюмин-бей пригласил меня в свой кабинет. Я остолбенел, — на стенах от потолка до пола — полные полки книг. «Значит, я ошибался в нем?..» — подумал я. Я считал этого Мюмин-бея разбогатевшим выскочкой.
— Люблю интеллигентных людей, — сказал он.
Речь у него грубовата, но что из этого!..
— Чем вы занимаетесь?
— Работаю в одном учреждении, — ответил я.
Мюмин-бей прочитал мне свои стихи.
— Как вы находите? — спросил он.
— Прекрасно!..
Он продолжал читать. Потом от стихов перешел к рассказам.
— Рассказы у меня лучше, — ободрил он меня.
Затем последовали пьесы. Я чувствовал, что дохожу. Чтобы отвлечь его от этого занятия, я протянул руку к книжным полкам:
— Уж сколько лет я занимаюсь литературным трудом, но такой богатой библиотеки не собрал.
— Все книги, которые на полках, — подарки, — похвастался Мюмин-бей.
— Да-а!.. Кто подарил?
— Со всеми писателями, авторами я знаком... Они меня уважают, всегда дарят, что у них выходит.
Я остолбенел.
— Вы знакомы с Фалихом Рыфкы? — спросил он.
— Слышал его имя, — ответил я. Он снял книгу с полки:
— Вот, его подарок...
Я взял книгу в руки. Это была «Оливковая роща» Фалиха Рыфкы.
— Прочитайте, что он мне написал.
На титульном листе была такая надпись: «Вручена в качестве памяти о нашей дружбе уважаемому господину Мюмин Экрему, моему брату. Фалих Рыфкы...»
Чтобы Фалих Рыфкы написал «вручена а качестве»? Но кто его знает!..
— А вот и память о Решаде Нури...
«Птичка певчая» ...Мюмин-бею с уважением... Решад Нури».
— Я занимаюсь торговлей, а все эти писатели — мои друзья.
Он протянул еще одну книгу:
— А эта от Рушен Эшреф-бея...
Надпись на книге он прочитал сам:
«Моему брату Мюмин-бею с просьбой принять самое глубокое уважение... Рушен Эшреф».
«Чужак» Якуба Кадри... «Боль сердца» Халиде Эдип... И на всех их автографы... Иногда на полках попадались и убогие книжицы, но на них тоже были дарственные надписи.
Перебирая книги, я вдруг увидел свой роман. Я тогда пользовался псевдонимом! Открыл титульный лист, там тоже надпись: «Многоуважаемому Мюмин Экрем-бею эфенди... С почтением Хасан Йекта».
Я пришел в ярость.
— Вы знакомы с Хасаном Йекта? — спросил я.
— Если бы мы не были знакомы, разве у меня стояла бы книга, дорогой мой?.. Он только вчера был здесь.
Я поднялся.
— Завтра вечером жду вас к себе!.. — сказал я прощаясь.
— Обеспокою!.. — ответил он.
И действительно, на следующий вечер он «обеспокоил» меня. Я кое-что придумал, чтобы сконфузить этого типа. После того как мы выпили кофе, я сказал:
— У меня не столько книг, как у вас, но тоже есть с автографами.
— Очень хорошо... Какие у вас книги?
Я достал с полки переводы Ахмеда Вефика-паши [1] из Мольера. Протянул Мюмин-бею.
— Ну-ка прочитайте, что Ахмед Вефик-паша мне написал?
Он прочитал надпись на книге:
— «Дорогому сыну Хасан-бею... Ахмед Вефик».
— Этот Ахмед Вефик-паша был командиром третьего армейского корпуса? — спросил гость.
Вместо ответа я достал том истории, написанной Наима [2]. Я думал, может, он поймет, что сел в лужу, и ему станет стыдно.
— Посмотрите, что написал мне Наима: «Мой скромный труд в знак любви. С уважением и особой благодарностью, ваш раб Наима».
Я следил за выражением лица Мюмин-бея. Он молча разглядывал книгу. «Вероятно, понял, какую чушь сморозил», — подумал я, и сам при этом сконфузился.
— Этот ваш Наима не занимался импортом кофе? — вдруг задал он вопрос.
Я онемел. Если бы я мог открыть рот, то наверняка этому самозванцу пришлось бы худо.
— А произведений знаменитых личностей у вас нет?.. Я протянул руку за книгой, попался «Фауст».
— Вот Гете! — сказал я. — Смотрите он подписал: «Моему Хасанчику».
— Как вы сказали, автора звать-то? — спросил он.
— Гете...
Мюмин подпер щеку рукой:
— Гете... Гете... Гете... — повторил несколько раз. — А, вспомнил, этот парень одно время был агентом по сбыту автомобилей «Додж».
Убийцы, рассказывая о совершенном преступлении, дойдут до самого страшного места, и затем говорят: «Дальше я не помню». Я тоже дальше не помнил, что было со мной.
Я очнулся в полицейском участке с разорванным томом Шекспира в руках. Мюмин Экрем-бей был в кровоподтеках и ссадинах.
— Я подаю заявление на этого хулигана, — кивнул он в мою сторону.
— В чем дело? Что у вас произошло?.. — обратился ко мне полицейский комиссар.
Я протянул книгу с портретом Шекспира.
— Кто этот бородач? — спросил комиссар.
— Шекспир!..
— Аа!.. Значит, иностранец?..
— Англичанин!..
— Чем занимается?
— Поэт...
— Где живет? Когда, с какой целью вы познакомились с этим человеком?
Я повернулся к Мюмин-бею.
— Держи меня, держи крепче!.. — попросил я его.
Комиссар кивнул двум полицейским.
— Отведите их в политическую полицию, мы такими делами не занимаемся.

[1] Ахмед Вефик-паша (1823 — 1891) — турецкий писатель и переводчик.
[2] Мустафа Наима (1655 — 1716) — официальный летописец при дворе (с 1699 г.), автор «Истории», в которой описаны события с 1591 по 1659 гг.
Категория: Satiriki hekaýalar | Просмотров: 25 | Добавил: Hаwеrаn | Теги: Eziz Nesin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
0
1 Hаwеrаn   [Mowzuga geç]

Имя *:
Email *:
Ähli smaýliklar
Код *: